Три секунды счастья

Мой первый прышок с парашютомЧто это такое? Одно мгновение и меня сносит куда-то потоком от винтов. Внизу земля: поля, леса, районы, кварталы… И резко-резко вниз, лицом к земле, меня вращает, крутит из стороны в сторону, картина постоянно меняется: «Супер», и тут же: «нет, не «супер», так быть не должно...

Чтобы еще раз?! Да с этой штуковиной?! Да в пропасть?! Да хоть завтра...Я поняла вдруг, что, оплатив прыжок, я заплатила вовсе не за аренду парашюта, самолета, обучающие курсы (из чего собственно и складывается общая стоимость прыжка), я заплатила за что-то совсем другое. И это другое стоит совсем других денег, я раньше и не подозревала, что «это» можно испытать за 1500 рублей… Чувство полной и безграничной свободы от всех и от всего на свете…

В ожидании…

Готовимся к прыжкуОколо 10-ти утра мы (человек 15- половина в салоне, другая – в кузове) выгружаемся из ведомственного УАЗика. Направляемся к парашютному классу, где нас уже встречает наш инструктор, отмечаемся в ведомости. Нас предупреждают, что примерно до обеда прыжков не будет – пилотам истребителей вознамерилось отточить свое мастерство именно в этот день. «В прошлый раз были спортсмены на «Стрижах», теперь военные на «Витязях», что ж я каждую неделю сюда буду ездить», - уже подумалось мне, но нас тут же заверили, что сегодня все равно все прыгнут.

Идем в буфет (оплата прыжков осуществляется почему-то именно там), потом на осмотр к врачу, затем с квитанциями и справками к командиру звена. От нечего делать просто гуляем по полю: кто-то беспрерывно курит, кто-то с определенной частотой бегает в незамысловатый деревянный домик (нервы, видать). Время тянется невероятно долго. Опять отправляемся в буфет, где достаточно плотно обедаем, не думая при этом о своем самочувствии во время прыжка.

Возвращаемся, нам подгоняют парашюты (значит, скоро полетим) и сообщают, что придется еще подождать, так как пилоты полетят на второй круг. «Ага они улетели, но обещали вернуться, а мы сиди и жди». Чтобы мы не заскучали, инструктор проводит с нами еще одно дополнительное занятие, напоминает наши действия в воздухе (будто мы не помним). Повторно отрабатываем «отделение» (прыжок через специальное окошко), приземление (прыжок с лестницы с последующим кувырком).

Сидим в раздевалке, скучаем. Разговариваем. Парень, прыгающий третий раз делиться впечатлениями: «Да мне страшно. Очень. Но не выпрыгивать и приземляться, а лететь в самолете…». Оказывается, когда ему предстояло прыгать впервые, самолет долго не мог взлететь, а потом пилот вышел постучал где-то молоточком… Другой, тоже не новичок, рассказал что в первый раз после приземления чувствовал себя отвратительно. «Но почему?», - спрашиваю. «Если ты приземлишься на двух парашютах, потеряешь кольцо и потянешь ноги, ты поймешь», - следует ответ.

Вдруг команда: «Первые десять (всего нас уже около 30) человек готовятся!» «Ой можно я в первом заходе, ну дайте же пройти», - кричу я на ходу. Так быстро, как я надевала парашют, я не делала, наверное, ничего в своей жизни. Выбегаю (не думала что, надев на себя все это, можно еще и бегать) на улицу, подхожу… Девушка, вы полетите вторым бортом, первая десятка уже сформирована. «Ну как же это, я ведь тоже уже…», не успеваю договорить, как тут же мне уступаем место один из парней: «Ладно, прыгай, а я пойду пофотографируюсь в «этом».

Заходим в самолет, рассаживаемся в определенном порядке. Начинаем набирать высоту. Наверное, сейчас должно быть страшно, но ничего кроме счастья я не чувствую, смотрю в иллюминатор – красота (подумать только, я первый раз лечу на самолете, да еще при таких обстоятельствах). Видно уже практически весь город, а мне все еще не страшно, даже странно.

800 метров выпускающий выбрасывает груз, на очереди «пристрелочный» парашютист – парень ростом под два метра. Выпускающий говорит ему, чтобы тот присел, парень из-за рева мотора ничего не слышит, после двух попыток инструктор бьет по коленкам и кричит: «пошел!». Тот в ступоре, реакции – никакой, инструктор не выдерживает и дает ускорение. Парень как мешок улетает куда-то вдаль, дверь закрывается. Лица у всех каменные: «Мама, что же мы творим то!!!». Потом вылетают еще трое отчаянных, затем еще (я последняя), доносятся обрывки криков и мата… Что будет со мной? В том, что я точно не останусь в самолете, я уже уверена, я знаю – добрый дядя-инструктор мне поможет. И вот…

Невыносимая легкость

И все-таки я прыгнулаСтрашно, непонятно, крутит, вертит…Группируюсь, уже не вращает, вспоминаю, что надо считать: «501, 502, нет, до 505-ти я не успею, надо было считать сразу, может даже еще в самолете… КОЛЬЦО-О-О!!! Кольцо в руке. Ничего себе! Я сделала «это» – опередила прибор. Сама! Усилие должно быть 16 килограммов, а я даже не почувствовала. Наверное, что-то не так. И рывка нет… 1,5 секунды, за которые раскрывается купол– целая вечность, в отличие от тех трех, что проходят в свободном падении. Толчок вверх. Наконец-то! Выдох, я спаслась. И пустота, ничего не чувствуешь, просто висишь. Что дальше? Опасность миновала, но мысли все еще хаотичны, одна сменяет другую: «Надо осмотреть купол, но сил подтянуться, наверное, не хватит.

А может ну его, этот купол, и сразу расчековать запаску – приземляться с позором на двух парашютах совсем не хочется. Или плюнуть вниз, а вдруг еще на себя попаду. Что за глупости приходят в голову?» Подтягиваюсь - надо же, как легко – опять ничего не почувствовала. Вижу купол, «белый, круглой формы», как учили. Дошло дело и до запаски. Все самое основное я сделала, дальше можно только наслаждаться плавным снижением. И вдруг понимаю, что снижения нет. Вообще, нет…

Я вишу, в то время как другие уже приземляются. «Наверное, попала в воздушный пузырь, образованный теплым и холодным воздухом. Что ж продлю себе удовольствие…

Нет, это уже не весело. Я болтаюсь в воздухе. И вряд ли кто-то догадается меня отсюда вызволить. Зачем я вообще здесь оказалась?! Где были мои мозги?! Все, Марина, не паникуй, лучше сделай хоть что-то, чтобы выбраться». Пытаюсь дотянуться до петель свободных концов, удается мне это с трудом (подогнали, называется парашюты). Подтягиваюсь, опять почему-то с легкостью. Наверное, я все же переместилась, но я не почувствовала. Смотрю вниз, да я все-таки снижаюсь, земля видна все отчетливей. Возвращается чувство реальности, теперь можно и правда наслаждаться. Осмотрелась по сторонам, при помощи свободных концов как учили, - красиво. И тихо, очень тихо.

Это прекрастное чуство полетаО, наши летят, кто-то даже поет. Я же понимаю, что за время, проведенное в воздухе, не произнесла ни слова, как онемела. Вхолостую срабатывает прибор на запаске, а это значит, что с позором уже не приземлюсь, и одна треть пути уже позади. Теперь я спокойна как удав. Пытаюсь рулить, и у меня это получается, я почти счастлива. Внизу не препятствий, ни кустов – можно расслабиться. От переизбытка чувств раскачиваюсь, чтобы усилить ощущения. Зря я это сделала, хоть снижения и не чувствую, земля уже совсем близко. Как могу, пытаюсь «гасить кач». Ставлю ноги. Подтягиваю передние свободные концы, чтоб смягчить посадку… Хлоп… Коснулась земли. Нисколько не больно, но меня по инерции отбрасывает в сторону. Успеваю перевернуться. Я жива…

Торопиться уже некуда, но встаю очень быстро. Пытаюсь отстегнуть карабины… Нет сил… Как же так, если я кольцо выдернула, а тут… Руки трясутся, сердце стучит… Кое как выбираюсь, собираю парашют. Пытаюсь идти со всем этим хозяйством. Хочется пить, очень жарко, я почти умираю. Передо мной взлетно-посадочная полоса: обойти не хватит сил, перебежать быстро не получиться. Села, думаю, как быть. Решаюсь, и как сигану. Вроде перебежала, но не уверена, ограничителей не видно. На всякий случай пробегаю еще метров 50. И падаю.

Я уже в домике, попила, отдышалась. И вот он, момент истины. Меня обуревает совершенно невероятное чувство легкости и свободы. Меня кто-то спрашивает: «Ну как?...Что было?» Я в эйфории, и чуть ли не кричу: « Я счастлива! Я всех люблю!... И вообще жизнь прекрасна!!!»

Комментарии

Здорово написано, аж у самой дух захватило.

Молодец, Марина!
Кто прыгал, тот знает этот кайф. В авиации, где я имел счастье служить, говорят: кто не видел парашюта-называется мазута.

:) …есть женщины в русских газетах…